Федченко Сергей Григорьевич

Федченко Сергей Григорьевич (июнь 1959 – январь 1961)

15 июня 1959 года постановлением Совета народного хозяйства Чувашского экономического административного района за № 82 на должность директора Чебоксарского завода электроисполнительных механизмов назначен Сергей Григорьевич Федченко, ранее работавший главным технологом ЧЭАЗ.

Опираясь на свой огромный опыт, Сергей Григорьевич начал активно проверять все стороны деятельности завода. Одним из первых его решений было отстранение от должности руководителя ПЭО и ОТЗ за «неоднократное искажение отчетных данных о деятельности завода».

Понимая, что управлять растущим механосборочным цехом становится сложно, была разработана новая структура производства, согласована в Совнархозе и утверждена приказом директора. Итак, в нашем повествовании очередной «день рождения» — с 1 августа 1959 года на заводе заработали: сборочный цех, механический цех № 1, механический цех № 2, заготовительный участок.

29 августа 1959 года структура завода претерпела еще более масштабное изменение. Приказом № 364 Сергей Григорьевич подчиняет все технические службы завода главному инженеру, заместителю директора — снабжение, АХО, склады, транспорт и охрану, оставляя в своем подчинении бухгалтерию, ПЭО и ОТЗ, ОТК, ОКС, кадры и первый отдел.

Из воспоминаний: Связка «директор-главный инженер» С. Г. Федченко — Ю. И. Оржебовский оказалась одной из наиболее сильных и удачных в период строительства и становления Завода электроисполнительных механизмов». Ю. В. Дорофеев.

В это же время коллектив завода ставит перед собой грандиозные планы — наладить выпуск в серийном производстве широкой номенклатуры механизмов. Срок на освоение промышленного выпуска устанавливался жесткий — 1 квартал. На 1960 год предусмотрен выпуск нового изделия — исполнительного механизма типа БИМ-1. Он принципиально отличался от выпускаемых механизмов тем, что был бесконтактным, с переменной скоростью. Завод запланировал к концу 1959 года выпустить опытную партию механизмов, а с 1 января 1960 года начать серийный выпуск новых изделий.

План подготовки производства новой техники и годовой план производства в ноябре месяце оказались под угрозой срыва, так как Ленинградский Совнархоз сильно затянул поставку механизмов обратной связи, являющихся составной частью ИМИ-П. В срочном порядке в план подготовки производства были включены мероприятия по освоению изготовления механизма обратной связи.

В сложившихся условиях предъявлялись серьезные требования к службам подготовки производства и прежде всего к отделу главного технолога и инструментальному цеху, мощности которого катастрофически не хватало.

Освоение новой линейки продукции велось настолько интенсивно, что, по воспоминаниям современников, директор «ходил по заводу, держа в кармане график подготовки производства и программу инструментального цеха». Руководителем он был строгим, но справедливым.

Чтобы более оперативно отслеживать узкие места производства и моментально реагировать решением, все участки завода ежедневно подводили итоги выполнения плана и отражали их на доске показателей по цеху. Работа по всему производству велась в 3 смены. Выполнение производственного плана по валовой продукции, по товарной продукции, выполнение и перевыполнение плана по снижению себестоимости ежеквартально с 1960 года отмечалось приказами о премировании.

Из воспоминаний: «Сергей Григорьевич был очень требователен… Если что-то «не шло» и на планерках у него дважды поднимался один и тот же вопрос, он забирал главного технолога или начальника технического бюро на рабочее место и требовал показать на станках собственными руками, что именно не «идет». После показа происходило детальное обсуждение, и проблема, как правило, решалась. Иногда все же попадало, а кому-то капитально. Но мы знали фразу директора: «Я ругаю только того, кому верю. Перестал ругать — перестал доверять». Ю. В. Дорофеев.

Особое внимание Сергей Григорьевич уделял кадровому насыщению завода.

Из воспоминаний: «Сергей Григорьевич поощрял и контролировал процесс обучения своих кадров. Набирали учеников в 3 раза больше потребности, закрепляли их за специалистами и учили. Наш опыт показал, что из 4–5 учеников получался один инструментальщик. Постоянно набирая учеников, обучая и отбирая лучших, мы создали приличный коллектив инструментальщиков, около 180 человек, и уже планировали цеху 100–120 штампов, 50–70 приспособлений и кондукторов, 20–25 платформ, литформ и моделей, 5–7 тысяч режущего инструмента в месяц. С таким объемом цех, работая очень напряженно, а по механическому участку — в две смены, начал справляться. Таким образом, в результате внедрения этих мероприятий мы получили возможность осваивать практически все разработки СКБ, из которых и сложилась основная номенклатура завода». Ю. В. Дорофеев.

Такой стиль руководства быстро дал о себе знать. Объем выпуска изделий в денежном эквиваленте в 1960 году вырос по сравнению с предыдущим годом в 2 раза. 70% выпуска приходилось на вновь осваиваемые изделия — ИМ-2-Б, МЭК 10, МУ-2.

В 1960 году вышел в свет первый номенклатурный каталог Чебоксарского завода электроисполнительных механизмов, на страницах которого помимо ИМ-2/120 и ИМИ-П были представлены: электрический исполнительный механизм МЭК-10К (номинальный крутящий момент на валу 10, 30, 100 кг/м), магнитные усилители МУ-2К, МУ-2Б, дистанционный указатель положения (ДУП), датчики давления (МПДЭ), программный задатчик ПД-44А, электронно-механический преобразователь Э-2Д, электромагнитный пневмогидравлический клапан КЭК-16 и ряд другой продукции.

Директору завода, опытному производственнику, приходилось решать не только производственные задачи, но и сложные, порой казалось бы неразрешимые политические вопросы.

В начале 1959 года завод столкнулся с очередными сложностями в процессе испытания редуктора механизма ИМИ-П, изготовленного по чертежам Ленинградского НИИ.

Из воспоминаний: «План срывался. Требовалась квалифицированная помощь авторов этой конструкции. Обращение в вышестоящее ведомство с просьбой командировать на завод главного конструктора ИМИ-П не имело успеха. Тупик… После консультации с нашим Райкомом КПСС директор завода Федченко Сергей Григорьевич решил командировать представителя завода в промышленный отдел ЦК КПСС… Было это в июле 1959 года… Задуманное сработало четко — главный конструктор НИИ приехал в Чебоксары очень скоро. Общими усилиями была разработана оптимальная технология изготовления редуктора ИМИ-П. Вскоре наладился выпуск всего изделия». Ю. В. Васильев.

Изготовление всей продукции в то время осуществлялось по чертежам и под авторским надзором ведущих исследовательских институтов и заводов страны: НИИТеплоприбор (г. Москва), завод «Энергоприбор» (г. Москва), завод «Теплоприбор» (г. Челябинск), СКБ «Автоматика» (г. Кировакан), Ленинградский научно-исследовательский институт и другие. Электробритва «Волга», например, выпускалась на базе чертежей Харьковского завода электробритв (г. Харьков).

Из воспоминаний: «Электрический исполнительный механизм является последним звеном автоматического регулятора, который непосредственно воздействует на объект регулирования. Механизмы, выпускаемые в то время, предназначались для работы с регулирующими блоками челябинского завода „Теплоприбор“ и применялись они, в основном, в металлургии. Механизм имел сравнительно низкую надежность, что объяснялось, как показала статистика, малой надежностью различных контактных элементов, входящих в цепи управления механизмами. Промышленность требовала высоконадежной автоматики и это стало главным критерием оценки качества механизма». Ю. С. Яковлев.

ЗЭИМ всегда стремился к росту не только интенсивному, но и экстенсивному. Потребность в выпуске качественной продукции, в выполнении установленных планов, в создании комплексного продукта, решающего проблемы автоматизации промышленности активно строящейся страны, рождали смелые, порой, казалось бы, неосуществимые в условиях плановой экономики, идеи. Итак, 1959 год. Случай определил дальнейший поворот истории. В город Чебоксары приезжает с курсом лекций Миронов Вадим Дмитриевич, доктор технических наук, начальник лаборатории аппаратуры Всесоюзного дважды ордена Трудового Красного Знамени теплотехнического научно-исследовательского института им. Дзержинского (г. Москва). Он пришел на завод и… остался, став на длительное время главным научным консультантом завода, одним из идеологов направления приборной техники, человеком, поверившим в будущее нового завода и тем самым отстаивавшим, наряду с немногими, важность перепрофилирования предприятия.

Из воспоминаний: «Ознакомившись с заводом, Вадим Дмитриевич предложил для серийного выпуска свой серийный бесконтактный исполнительный механизм ИМ2, который предназначался для работы с регулирующим блоком ТЭР, разработанным лабораторией ВТИ совместно с московским заводом „Энергоприбор“. Правда, ТЭР, в силу ряда недостатков, не пошел в серию, но Вадим Дмитриевич уже обдумывал новый усовершенствованный вариант регулирующего блока и предложил нам совместную его разработку. Освоение и выпуск нового бесконтактного исполнительного механизма, да еще в комплекте с регулирующим блоком, было заманчиво. В мыслях уже вырисовывался завод, выпускающий весь комплект автоматики целиком, включая регулирующий и ряд других электронных блоков. Но ЗЭИМ создавался как специализированное предприятие для выпуска только электрических исполнительных механизмов, имел механическую, металлообрабатывающую направленность. А регулирующий блок — это уже электроника, совсем другой характер производства. Для осуществления этого необходимо было перепрофилировать завод, а это требовало решения на уровне представительства Союза». Ю. С. Яковлев.

Из воспоминаний: «В труднейший для завода период неоценимую помощь оказал нам Миронов Вадим Дмитриевич. Он не только приезжал к нам много раз, но и подолгу жил в Чебоксарах, помогая нам разбираться с капризами регулятора и других устройств… Кроме деловых контактов были и лыжные прогулки, до которых он был большой охотник, экскурсии по Волге на моторной лодке. Он вовлек меня в занятия бегом и мы в свободное время много километров отмерили с ним по тропинкам окрестных лесов». Ю. С. Яковлев.

Из воспоминаний: «В своей деятельности Вадим Дмитриевич опирался на весь коллектив завода и СКБ, на их руководителей, на руководителей отделов и цехов. Под его руководством разраба¬тывалась модернизированная система ЭАУС, положившая начало электронной продукции за¬вода. Он руководил разработками системы АКЭСР-2, „ЭЛЬБРУС“ (электронная логическая бес¬контактная регулирующая система). До сих пор выпускается и считается одним из лучших регу¬лятор РП4 различных модификаций, построенной на основе концепции, предложенной В. Д. Ми¬роновым. Его лозунг — максимальная надежность — до сих пор актуален и оценен всеми потреби¬телями продукции завода». В. И. Соловьев.

Развернувшаяся работа требовала не только тщательности и взвешенности шагов, но и понимания ответственности за действия, имеющие далеко идущие последствия. Предстояла большая работа по подготовки всесторонне проработанного материала для защиты позиции завода в Совнархозе, в Госкомитете по автоматизации и машиностроению, и в итоге в Госплане СССР. Сергей Григорьевич одобрил создание двух групп конструкторов: официальной — для подготовки чертежей и помощи в освоении нового механизма, и неофициальной — небольшой «подпольной» группы для разработки регулирующего блока с рабочим названием РП1. Главные силы ОГК были направлены на перспективные разработки и согласование параметров нового механизма с заказчиками. Более того ОГК существенно укрепили приглашением опытных конструкторов и инженеров: Ю.Катицкого, М.Фурмана, Ф.Дорофеева, Ю.Яшина и многих других.

Из воспоминаний: «Началось соревнование, а если быть более точным — конкуренция между ПКБ Совнархоза и ОГК завода — кто быстрее и лучше спроектирует новый исполнительный механизм, который будет принят в серийное производство, кому достанется немалая сумма, выделенная на эту разработку. Арбитром в нашем споре стал Государственный Комитет по автоматизации и машиностроению. Там, на научно-техническом совете должны быть рассмотрены оба проекта и сделано техническое заключение, на основании которого председатель Совнархоза должен был принять окончательное решение. Работа велась с максимальным напряжением и через некоторое время оба проекта были представлены в Государственный Комитет. Нашим постоянным консультантом был В. Д. Миронов. Несмотря на то, что у него в Госкомитете были кое-какие разногласия, с ним не могли не считаться, так как он представлял энергетику — крупнейшего потребителя исполнительных механизмов. После бурного обсуждения Госкомитетом было вынесено решение, не оставлявшее надежд ПКБ. Концепция бесконтактности исполнительных механизмов — наш главный аргумент, взял верх. Главный этап борьбы был нами выигран». Ю. С. Яковлев.

Итак, первый этап был пройден. Следующий шаг — обсуждение вопроса о перепрофилировании завода на выпуск электронных систем автоматики в комплексе, а по сути дела, перевод завода в электронно-механическую направленность. Задача чрезвычайно трудная. Председателем Чувашского Совнархоза в то время был Оболенский Николай Александрович, грамотный, дальновидный руководитель с твердым характером. Выслушав обстоятельный доклад первых лиц завода, Оболенский одобрил решение и поручил готовить проект постановления правительства, а будучи человеком с размахом, добавил — включить в проект постановления организацию специального конструкторского бюро численностью до двухсот человек.

24 августа 1960 года вышло в свет Постановление Совета министров РСФСР № 1301 за подписью Председателя Совета Министров Д. С. Полянского «О расширении производства приборов агрегатных унифицированных систем». Согласно данному Постановлению Чувашскому Совнархозу надлежало обеспечить организацию производства и выпуск приборов электронной агрегатной унифицированной системы (ЭАУС) в объемах: 1960 — 300 штук, 1961 — 5 тыс.штук, а к 1965 объём производства довести до 60 тыс.штук. Для исполнения поставленной задачи Постановлением предусмотрено: организация СКБ для разработки приборов ЭАУС в со штатом 75 человек, проектирование второй очереди завода и строительство двух производственных корпусов по 12 тыс.кв.м площади каждый, снабжение завода специализированным оборудованием.

Из воспоминаний: «Умные люди руководили тогда Чувашским Совнархозом, они знали что делать и где делать — создали очень нужный всей стране завод и мощное конструкторское бюро для этого завода».

Завод стал головным предприятием СССР по производству ЭАУС, состоящего из нескольких приборов, спроектированных НИИТеплоприбор (г. Москва). Часть приборов изготавливалась заводами Смоленского, Татарского, Ленинградского, Свердловского и других Совнархозов. Главным условием, выдвинутым Федченко НИИТеплоприбору, головному институту отрасли, и оставшееся за полями Постановления, было реальная помощь разработчика системы в процессе отладки производства и первых испытаний и гарантия получения заявленных проектантом технических характеристик. Как показало время, это и оказалось самым сложным.

Завод приступил к производству 300 комплектов изделий системы ЭАУС. В целях подготовки производства и освоения нового вида изделий, обучения рабочих и инженерно-технических работников, в мае 1960 года были организованы спецкурсы по изучению изделия ЭАУС. Преподавателями спецкурсов, проводимых по вторникам и пятницам в Красном уголке, Сергей Григорьевич назначил — главного конструктора Яковлева Ю.С., главного технолога Дорофеева Ю.В., начальника ЦЗЛ Васильева Ю.В., старшего инженера-конструктора Катицкого Ю. Г. Для оперативного решении технологических вопросов в период освоении производства ЭАУС, в ноябре 1960 года, создано специальное технологическое бюро. Для прохождения производственного обучения сборщики и намотчики завода были направлены на 1,5 месячные курсы на Чебоксарский электроаппаратный завод. А в декабре, под занавес 1960 года, создано конструкторское бюро, утверждено штатное расписание и осуществлен перевод первой группы работников ОГК в новую структуру. Талантливые специалисты с семьями начали съезжаться со всех концов страны для укомплектования нового конструкторского бюро — из Омска, Мурома, Свердловска, Новосибирска и многих других городов Союза.

«По технической документации, которую завод получил от института, невозможно было организовать серийное производство ЭАУС. СКБ стало тем третьим звеном, которое создавало законченный комплект технической документации, удовлетворяющий по составу и техническому содержанию всем требованиям серийного производства». М. Ф. Фурман.

Всё было именно так. Из положенных к производству 300 штук ЭАУС выдавались на испытания то один, то другой прибор. Большая часть испытаний проходила благополучно, но не ладилось у завода с основой системы, с регулятором. Регулирующий блок не укладывался в технические условия. В НИИТеплоприборе молчали, не направляли технической помощи заводу. Дело заходило в тупик, а время неумолимо летело. Нависла опасность получения выговора за принятие у института недоработанного изделия, соответствующих санкций за срыв планов и не выполнение правительственного постановления.

Твердый характер Сергея Григорьевича всегда проявлялся в стремлении к достижению результата, в достижении цели создать сильное, полноценное предприятие. И в сложившейся сложнейшей ситуации директор принял решение запустить в производство регулирующий блок РП-1 разработки завода на замену не выдающего заданные параметры регулятора. После успешных испытаний запущено было его массовое производство, и на базе РП-1 и электрических исполнительных механизмов в качестве силовой части началось серийное производство усовершенствованной системы ЭАУС-У. Это решение было принято на техническом Совете завода, при поддержке всего коллектива и одобрено Совнархозом. Федченко Сергей Григорьевич создал основу дальнейшей работы предприятия по «замкнутому циклу производства». Успешное освоение новой техники, самостоятельность в выработке технической политики завода вызвали недовольство ряда ведомств, в частности, Госкомитета по автоматизации и машиностроению.

Молодой коммунист, 4 октября 1961 года № 119 (1321), «Второе рождение. Д.Васильев, инженер-конструктор ЗЭИМа (об ЭАУС)» «Наш завод… осваивает выпуск приборов электронной агрегатной унифицированной системы…. Автоматическая система, собранная из приборов и электроисполнительных механизмов, без вмешательства человека осуществляет контроль и регулирование плавки стали в мартеновской печи, топку парового котла на тепловой электростанции… При этом приборы контролируют и записывают все изменения в производственном процессе…»

Из воспоминаний: «Сергей Григорьевич через некоторое время был вынужден уволиться с завода… Но дело было сделано, завод стал электронно-механическим, процесс перепрофилирования завода, вопреки всему, приобрел необратимый характер». Ю. С. Яковлев.

Именно Сергей Григорьевич подписал приказ № 289 от 19 июня 1959 года о создании комиссия для приемки законченного строительством 60-ти квартирного дома. Он же, вопреки решению вышестоящих организаций, начал выдавать рабочим завода первые ордера на квартиры.

Из воспоминаний: «За нас он и пострадал… Распределили квартиры. Пошли кляузы в Горисполком. Из Горисполкома говорят — отдайте нам все ордера, мы сами будем раздавать. Сергей Григорьевич вызывает нас вечером — Ребята, будь что будет, я с вами, наверное, последний раз разговариваю, я выдаю вам все ордера, а что дальше — посмотрим… Мы сразу заселились. Было это где-то в ноябре месяце. Приходим через неделю, а уже пошли разговоры, что Федченко уходит с завода». В. И. Ларионов.

Несколько позже пути Сергея Григорьевича и завода электрических исполнительных механизмов еще пересекались, но уже в другом ракурсе и в другой истории.

Из воспоминаний: «Директору завода С. Г. Федченко и другим руководителям нужно было обладать крепкими нервами, сильной организационной во¬лей, немалыми знаниями и опытом для того, чтобы в сжатые сроки придать новому заводу про¬филь, отвечающий требованиям времени и сделать его одним из передовых в отрасли, создать современное конструкторское бюро, способное обеспечить завод нужными разработкам и технической докумен¬тацией на изделия». В. И. Соловьев.

Сергей Григорьевич уделял внимание даже юридической грамотности завода. Именно с его времени все приказы, инструкции, положения, доверенности, договоры перед подписанием проходили обязательное согласование юрисконсультом завода «с точки зрения их социалистической законности». Более того, приказом от 26 декабря 1960 года впервые в истории завода утвержден график составления форм годового отчета, содержащего в себе сроки представления и ответственных по 25 унифицированным формам. Помимо основных форм отчета по финансово-хозяйственной деятельности, составлялись такие отчеты как — о наличии резервуаров для хранения нефти и нефтепродуктов, земельный фонд, о подготовке кадров.

Благодаря работе всего коллектива, грамотно управляемого Федченко Сергеем Григорьевичем, завод в период с 1959 г. по 1961 г. достиг максимального за все 55 лет истории уровня роста показателей по выпуску электрических исполнительных механизмов. Так, по итогам 1959 г. прирост составил 101,6% по сравнению с 1958 годом. В 1960 г. — почти 100% к уровню 1959 года. И в следующем 1961 году завод еще на 46,1% поднял планку по объему физического выпуска механизмов. Завод оснащался современным оборудованием — расширилась группа токарных станков, введены в эксплуатацию механические прессы.

В 1960 году котельная завода, работавшая на твердом топливе, была переоснащена на газ.

В это же время на заводе учреждена санитарная комиссия, в обязанности которой входила проверка санитарного состояния цехов и отделов, а пятница была установлена санитарным днем.

С 1 мая 1960 года приказом № 137 цех сборки исполнительных механизмов и 2-ой механический цех объединены в один механосборочный цех — МСЦ — прародитель нынешнего МСЦ-9. В связи с необходимостью изготовления на заводе деталей приборов ЭАУС, их сборки и регулировки, с 1 июня 1960 года организован второй механосборочный цех — МСЦ-2, с которого начинается история цеха приборного производства.

24 июня 1960 года, на празднование 40-й годовщины Чувашской АССР, завод принял участие в праздничном параде спортсменов колонной физкультурников в количестве 120 человек. Командовал колонной фрезеровщик МСЦ Юшков Юрий Никифорович. А команды завода по волейболу, баскетболу и стендовой стрельбе, успешно показав себя в финале летней спартакиады областного Совета ДСО «Труд», завоевали право на участие в первенстве Чувашской АССР. Многократно отмечался заводской духовой оркестр, в составе Семеновой Л.В. (экономист), Никитина С.Н. (токарь), Юшкова Ю.Н. (фрезеровщик), Губайдуллина М.К. (токарь), Егорова Г.Е. (токарь), Смирновой Э.И. (кладовщица) и Смирнова М.П. (старший инженер).

19-летний конструктор завода Борис Осанов в 1960 году стал чемпионом города и республики по шахматам.

С целью премирования рабочих за успешное выполнение плановых заданий, за высокие производственные показатели и образцовую работу, начиная с 1 апреля 1960 года в структуре зарплаты выделили фонд мастера — премиальный фонд в размере 3% от фонда зарплаты участка.

В этот же день, 1 апреля 1960 года, введен в эксплуатацию корпуса № 7 (сейчас- «Красный уголок»).