80-е годы. Невзгодам вопреки...

К началу 80-х годов Промышленное объединение «Промприбор» подошло в статусе головного предприятия СССР по производству электрических исполнительных механизмов, электронной агрегатной унифицированной системы автоматического регулирования и контроля, котельной автоматики. В 1981 году предприятие было награждено дипломом Госстандарта СССР и ВЦСПС за достижение наилучших результатов по выпуску продукции с государственным Знаком качества. В начале десятилетия государственный Знак качества был присвоен только 13 изделиям. А уже к середине 80-х годов по высшей категории качества было аттестовано 80% выпускаемой заводом продукции.

В первой половине 80-х годов ПО «Промприбор» возглавлял Жирнов Александр Иванович (1976-1985). Накопленные к этому времени знания и опыт, трудолюбие и самоотверженность работников, уже сформированное и утвердившееся мнение заказчиков о качестве и надежности продукции – вот только некоторые факторы, которые позволили Объединению и заводу в его составе войти в один из лучших периодов развития, в свое «ЗОЛОТОЕ» время.

За годы существования Объединения было разработано, освоено в производстве, модернизировано под желания заказчиков несколько десятков различных типов механизмов и приборов. Среди них: механизмы МЭО-16/25, МЭО- 25, МЭО-250, МСП-1, приборы ПБР-2, РП-4, БРУ-22, БРУ-32, БРУ-42, РЗД-12, РЗД-22, системы АКЭСР-2, МИРТ-2 и АТЗ-2 и многое другое оборудование. Объединение завода и конструкторского бюро во многом способствовало ускорению темпов освоения производства. Скрытая конкуренция предшествующих годов дала свой эффект – никто не хотел отставать.

В это же время было создано и начало активно развиваться новое перспективное направление «Микропроцессорные контроллеры». Первенцем направления стал контроллер Ремиконт Р–100, первая промышленная партия которого вышла в 1984 году. Вслед за ним вышел модернизированный контроллер Ремиконт Р-130, ставший «хитом» продаж начала 90-х годов, удостоенный почетного места в экспозиции Политехнического музея в Москве.

Заметное развитие в первой половине 80-х годов получили все направления деятельности Объединения. В 80-х годах были организованы автоматизированные рабочие места, объединенные в единую сеть. Активно внедрялась робототехника. К середине 80-х годов около 100 роботов и манипуляторов, не зная усталости, трудилось на самых сложных участках. Благодаря активной работе по механизации и автоматизации работ, наработки исполнительных механизмов МЭО при испытаниях, разнообразный механизированный инструмент и многое другое.

Заметно активизировалась общественная жизнь. Это была пора выборов руководителей, ускорения планов. Модными стали встречи руководства с трудовыми коллективами. Появился новый орган - Совет трудового коллектива

1985 год. В памяти у всех в первую очередь всплывают активизация изменений в экономической и политической сферах общества. Страна, вступая в эпоху преобразований, оказалась на пороге затяжного кризиса. Этот период глубоко отразился на стране, которая спустя несколько лет перестала существовать, и еще более глубоко остался в сознании людей. Но историю не переписать…

Итак, 1985 год. В целях дальнейшей концентрации промышленного производства и сроков создания и освоения новой техники, Министр приборостроения, средств автоматизации и систем управления М.С. Шкабардня подписал приказ №360 от 12 сентября 1985 года. Согласно приказу, Чебоксарский завод электрических исполнительных механизмов и проектно-конструкторское бюро перешли в подчинение Союзэлектроприбора и вошли в состав Производственного объединения «Электроприбор». Этим же приказом было ликвидировано ПО «Промприбор». Новое Объединение просуществовало до 1988 года. Возглавлял ПО «Электроприбор» Башкиров Леонид Филиппович. Некоторое время, с января по сентябрь 1986 года директором завода был Мазков Владимир Петрович, ранее работавший секретарем парткома.

Из воспоминаний: «К сожалению, в 1985 году непродуманное решение Минприбора об объединении заводов ЗЭИП и ЗЭИМ и последующее их разъединение нанесло тяжелый удар по заводу и судьбам многих людей. Было утеряно многое из того, что создавалось десятилетиями, завод в течение нескольких лет не осваивал новой продукции». Ю.В. Дорофеев.

Из воспоминаний: «В 1985 году нас объединяют с ЗЭИПом. Приятных и хороших воспоминаний об этом не осталось. Много было разногласий и много потерь. Но это уже прошлое и лучше об этом не вспоминать». М.Н. Буркина.

Из воспоминаний: «Новое руководство в своем стремлении сломить строптивость "промприборовцев", своей властью ликвидировало ЗЭИМ как структурную единицу и превратило его цеха в цеха ПО "Электроприбор"». М.Ф.Фурман.

Из воспоминаний: «Объединением с ЗЭИПом в Промприборе были недовольны все. Это было крайне необдуманным, а в итоге стало губительным решением. Другая технология, все совершенно другое. Нас нельзя было путать. «Ужа с ежом». Но с Министерством не поспоришь. На его стороне были и в местном Обкоме. Период был сложный. Завод лишили юридического лица, забрали заказы, объединили расчетные счета. Завод уже не был заводом, потерял свою самостоятельность. Каждый вечер к 20:00 мы ходили на вечернюю планерку через дорогу. Как сейчас помню слова: «Все равно придется выполнять наши указания». А. А. Кузнецов.

Из воспоминаний: «Объединение с ЗЭИП плохо сказалось на судьбе завода. Пришло новое руководство, начали менять начальников цехов. Помню один случай, крепко тогда мы поспорили с заместителем директора Р.М. Васильевым. Вопрос был интересный и принципиальный. Я не мог выдать на сборку бракованные реохордные датчики, не смотря на срочность заказа и его большой объем в 150 штук, я даже пригрозил мастеру, что не буду закрывать наряды. Запретил делать брак. Текстолитовая фибра, куда наматывается реохорда, должна быть толщиной 1,5 мм, а нам со склада выдали толщиной в 1 мм. Все вернули на склад. Васильев, курируя этот заказ, очень удивился, что я, вопреки его распоряжению, остановил изготовление. Мой ответ был четким – ты не имеешь права давать распоряжение в цехе делать бракованные детали. И я в итоге буду отвечать за брак. В тот вечер на планерке в ЗЭИПе только и разговоров было, что про Ларионова. Я стоял на своем - мне отвечать за брак, за то, как они на объекте будут работать. Мне в ответ говорят – так они на запчасти… Спорили мы, спорили. В итоге рассудил нас Башкиров Леонид Филиппович. Пришел сам с утра в цех, все посмотрел, сам всех расспросил, и поддержал мое мнение. Васильеву тогда сильно досталось. Но я уже не смог работать. Пришлось мне увольняться». В.И. Ларионов.

Из воспоминаний: «В 1985 году завод вошел в объединение "Электроприбор". С этого периода начался резкий спад деловой активности, как по заводу, так и по техническим службам, в том числе и по ОМА. Игнорирование руководством "Электроприбора" специфики завода, высокомерное отношение к кадрам, силовое навязывание своих методов руководства, привели к вынужденному увольнению многих квалифицированных специалистов и резкому снижению инженерно-технического потенциала отдела. Это же коснулось и других служб». Л.Г.Соловьев.

Из воспоминаний: «С 1985 года, в период укрупнений, завод находился в очень тяжелых условиях. Министерство решило, что нужно соединить 5 больших предприятий в одно производственное объединение, а внутри создать некие «конгломераты», которые управлялись бы одним наиболее сильным участником. Получилось, что единицей с общей численностью 13 000 работников стали мы, РСПКБ Володарского, Тракторный завод, ЗЭИП и СКБ. Во главе, конечно, встал ЗЭИП – самое крупное предприятие, руководство которого думало, что управлять всеми будет легко. Они массово выпускали щитовую технику, но с интеллектуальной составляющей не работали. На заводе сменили весь руководящий состав… Как сейчас помню слова генерального директора ЗЭИПа, которые он произнес, спустя некоторое время после преобразований: «Вот вроде у нас сидит человек – умный, а как только через дорогу на ЗЭиМ перешел – так ничего и не понимает!» Это, конечно, образно. Но ЗЭИП и ЗЭИМ – это абсолютно разные системы управления, и убирать всех руководителей, внедрять свои правила, было ошибкой. И время все расставило на свои места очень быстро. Огромная объединенная система предприятий стала неуправляемой и рухнула через 3 года. До объединения у завода были накопления, большая прибыль, мы собирались наладить производство печатных плат. Но после – все пропало, ушло в общий бюджет. Наконец все поняли, что объединение было ненужной мерой, и пошел обратный процесс. Сказать, что было сложно вставать с колен и вливаться в рыночную экономику – значит, не сказать ничего». Н.В. Егорова.

15 сентября 1988 года за подписью М.С.Шкабардня выходит приказ №474 «О создании чебоксарского ПО «Промприбор». В состав нового объединения вошли Чебоксарский завод электрических исполнительных механизмов и специальное конструкторское бюро систем промышленной автоматики. Генеральный директором Чебоксарского ПО «Промприбор» был назначен Ляпунов Станислав Иосифович. Один из пунктов приказа звучит так: «Произвести разделение экономических показателей объединения по состоянию на 01.01.89г., разделительные ведомости предоставить в Министерство»…

Из воспоминаний: «Нам сказали – все, с ЗЭИПом разбегаемся. А детали никто не объясняет – как расходимся, как активы делить будем? На все мои вопросы был один ответ - открывай все ворота, открывай все склады, пусть берут что хотят, препятствий мы чинить не будем. Настолько велико было желание «заводских» поскорее забыть о трудностях этого периода. Два дня вывозилось имущество. Приходим мы на третий день с утра на склады, а там стеллажи одни пустые – ничего нет… Смешно конечно, но даже со стен розетки повынимали». Н.И. Гребенкин.

Спустя 30 лет после своего образования, завод оказался на грани прекращения существования.

Из воспоминаний: «После выхода из ПО «Электроприбор» завод остался без всего. В 1989 году сдали «Ремиконт-130». Был создан особый цех № 15, где работали 2 бригады по наладке этих приборов. За счет заказов на новую технику мы и начали восстанавливаться. И подъем в 90-х так же случился во многом благодаря этой технике. Так продолжалось до 1993 года. Только на Ярославском нефтесинтезе в работе было 1200 «Ремиконтов». Л.А. Чихутова.

Из воспоминаний: «Во времена перестройки нашу продукцию на внутреннем рынке покупать почти перестали, а за рубежом брали по-прежнему охотно, так что отдел внешнеэкономической деятельности, состоящий из 4 человек, кормил весь завод». А.А. Кузнецов.

На последствия неудачного «брака» и последовавшего спустя 3 года «развода» двух объединений свой отпечаток наложила еще и начавшаяся в стране перестройка. Громоздкие советские предприятия впали в затяжной кризис, резко упала платежеспособность клиентов, сократился рынок сбыта. Самым легким путем спасения коллектива была тотальная реструктуризация, а если быть точнее - сокращение числа работающих, продажа высвободившегося оборудования и производственных площадей, избавление от непрофильных активов. Именно по этому пути пошли многие предприятия.

В 1989 году в Чебоксарском ПО «Промприбор» также началась реализация проекта реструктуризации. Но в отличие от большинства примеров реструктуризации, с помощью и пониманием коллектива, удалось осуществить проект социально мягкой реструктуризации: 1200 человек, оставшихся без работы, простаивающее оборудование и незагруженные площади трансформировались в разнопрофильные дочерние предприятия, которым были предоставлены средства, гарантии, помощь в подборе и подготовке специалистов и свобода для реализации их идей. Таких фирм было создано более 30, и каждая нашла свою нишу на рынке. В материнской компании были сохранены ключевые продукты, технологии и персонал. Успешный опыт проведенной реструктуризации получил широкую известность в России и за ее пределами. Им заинтересовалась Международная организация труда, которая рекомендовала его для тиражирования в странах Центральной и Восточной Европы.

26 апреля 1986 года. Чернобыль.

Из воспоминаний: «В 1986 году в Чернобыле случилась беда. На АЭС было очень много ЗЭИМовских приборов и механизмов. На ликвидацию аварии отправили много наших работников. Из первой волны «ликвидаторов» почти все уже ушли, получив сильное облучение. Много сотрудников СКБ попали во вторую волну. Поначалу людей отправляли без всякой защиты, и в самое пекло катастрофы. Никто ни о чем не предупреждал. Никто еще не осознавал масштабов бедствия, не представлял последствий. Только когда отправилась 2 волна «ликвидаторов», то уже соблюдались меры предосторожности. Некоторые из тех героических людей и сейчас живы». Л.А. Чихутова. (На фото с Людмилой Алексеевной «ликвидаторы» аварии Николай Буркин и Семён Разухин).

В 1988 году произошла еще одна катастрофа, отразившаяся на судьбе завода. 7 декабря в Армении произошло страшное землетрясение, повлекшее за собой огромные жертвы и разрушения. В числе многих населенных пунктов, пострадавших в результате землетрясения, оказался город Кировакан (сейчас – Ванадзор, Армения).

Из воспоминаний: «Всю документацию на двигатели разрабатывали в СКБ. Начали освоение производства. Но завод не справлялся с производственной программой, не мог переварить весь объем. И, учитывая, что политический вектор в стране был направлен в сторону союзных республик, и все старались им помогать, то было принято решение документацию на двигатели передать в Кировакан. На этапе освоения производства нам часто приходилось выезжать в Армению для оказания консультаций местным специалистам. А потом случилось землетрясение. Мы остались без двигателей. Завод был на гране остановки. В срочном порядке создали кооператив Двигатель под руководством В.Г.Куянова. Завод всем их обеспечил. В очень короткие сроки было освоено производство и завод смог продолжить выпуск продукции. В разработках участвовали лучшие специалисты – Кудряшов Константин Егорович, Илларионов Виталий Иванович, я. Несколько позже Севанский завод электрических исполнительных механизмов на основе чертежей СКБ начал сборку двигателей и производство механизмов. Это о чем говорит – такие разработки нельзя отдавать на сторону, иначе создадим себе конкурентов». О.А.Гущина.

Из воспоминаний: «Землетрясением был уничтожен Государственный Союзный Кироваканский завод прецизионных станков, поставляющий нам двигатели – сердце любого механизма. В одночасье не стало двигателей. И наш завод был на грани остановки. В срочном порядке был создан кооператив по их производству. Кооперативу были переданы все остатки техники со складов, комплектующие, чертежи, и поставлена задача в два месяца освоить производство. Это невероятные, жесткие сроки для такого сложного изделия, как двигатель. Но мы снова справились». Н.В.Егорова.

Из воспоминаний: «Я много ездил по командировкам. В Армению, в Кировакан приходилось ездить много раз. Я вел тогда механизмы для АЭС. Двигатели сначала мы делали сами, потом стали поставлять из Кировакана. В какой то момент план выпуска оказался под угрозой срыва. Правительство Чувашии вызывает нас для прояснения ситуации... В результате срочно вылетаем в командировку в Армению. Прилетаем, а там не готово. И они еще только в начале технологической цепочки – нет ничего! Звоню руководству, докладываю обстановку. Мне говорят – подожди сколько-нибудь, может, вытащишь хоть часть партии. Но директор Кироваканского завода заверил меня, что берет под личный контроль этот заказ и как только сделают – сразу высылают. Я вмиг беру билет на самолет и вылетаю обратно. По пути заехал в Подмосковье к своим родственникам и потом уже в Чебоксары. Пока я был в дороге - оказывается в Кировакане произошло землетрясение. Гостиница, где я останавливался, была полностью разрушена. Ляпунов увидел меня на заводе – Жив? – Жив. В рубашке родился!». В.И.Ларионов.

Конец 80-х годов остался в памяти «заводчан» «смутным» временем и для завода и для всей страны. Но каждый раз, как бы ни приходилось трудно, завод поднимался, отряхивался, латал образовавшиеся дыры и прорехи, становился тем самым только крепче, и продолжал свой путь по волнам истории.

Завод начинает 80-е и завершает их с одинаковыми показателями объема выпуска механизмов – 66 тыс.штук. Пик производства пришелся на 1985 год – без малого 98 тысяч штук электрических исполнительных механизмов. В этот же год численность персонала ПО «Промприбор» составляла 3487 человек. На 1989 год численность Чебоксарского ПО «Промприбор» составляла 3037 человек, в том числе 2570 человек трудилось непосредственно в службах завода.